Геология
Геология
Проектирование и изыскания
Проектирование и изыскания
Информационные технологии
Информационные технологии
Аналитика и исследования
Аналитика и исследования
География проектов
География проектов
Партнеры

Экспортная пошлина на нефть с 1 февраля снизилась и составляет 100,9 долларов за тонну. Это, безусловно, поддержка для бюджетообразующей отрасли. Однако адекватны ли антикризисные меры, принимаемые правительством страны в отношении нефтянки, в целом, и нефтесервисных предприятий, в частности? Что необходимо предпринять для сохранения добычи углеводородного сырья, для реальной оценки запасов нефти и газа в России? Почему государство не снижает пошлины на экспорт нефти целенаправленно, чтобы нефтяные компании направляли средства на геологоразведку и бурение? На эти и другие вопросы Агентство нефтегазовой информации попытается ответить вместе с руководителем крупнейшей в Западной Сибири нефтесервисной группы компаний «СибНАЦ» Анатолием Брехунцовым.

Самотлор-Экспресс: Анатолий Михайлович, Группа компаний «СибНАЦ» существует с 2005 года. Оправданно ли было объединение? Как вы оцениваете деятельность организации за прошедший период времени?

 

Анатолий Брехунцов: На самом деле процесс объединения компаний начался гораздо раньше. Мы с самого начала решили, что надо создать систему технологий, которая бы замкнула в кольцо весь процесс сервисных работ в геологоразведке. И поэтапно шли к этому. Сначала появилось ОАО «СибНАЦ», которое занимается аналитическими и проектными работами. Затем мы создали структуру «СибГео», которая проводит обработку сейсморазведочных исследований и создаёт геологические модели.
Появилась необходимость заниматься вопросами исследования и испытания скважин как нефтяных, так и газоконденсатных. Так возникло наше новое подразделение МНП «Геодата». При нём мы организовали лабораторию по анализу жидкостей и оснастили ее самым современным оборудованием.
Позже время заставило расширить функции «СибНАЦ»- а: приступили к проектированию работ по обустройству месторождений, активно занялись информационными технологиями. А в последнее время нами разработана система по проведению сейсморазведочных работ в ЗАО «Полярная геофизическая экспедиция». Она тоже оснащена самым современным оборудованием. Сегодня экспедиция имеет в своем составе 10 сейсмопартий. Исследовательские работы выполняются с использованием методов 3D и 2D. Кроме того, в составе «Полярной геофизической экспедиции» есть подразделения, которые занимаются каротажными работами, промыслово-техническими исследованиями, а для контроля за бурением скважин имеются отряды, оснащенные станциями Геолого-технологических исследований.
Ну и в прошлом году предприятие «Уренгойнефтегазгеология», которое специализируется на бурении поисково-разведочных скважин, замкнуло технологическую цепочку Группы компаний «СибНАЦ». Таким образом, сегодня у нас есть все кольцо, в которое входят работы, начиная с проектирования и заканчивая предоставлением материалов в Государственную комиссию запасов.

Самотлор-Экспресс: Как выглядит на данный момент ситуация с кадрами в Группе компаний «СибНАЦ»? Сколько человек трудится в Центре – ОАО «СибНАЦ»? Каков уровень подготовки кадров?

Анатолий Брехунцов: Всего, вместе со структурами в Тюмени и на Севере, на сегодняшний день у нас работает почти 3,5 тысячи человек. С одной стороны, не такая большая структура. С другой стороны, технология работ, которыми мы занимаемся, требует высокого профессионализма сотрудников. Если взять ОАО «Сибнац», то за исключением технических работников, здесь все специалисты с высшим образованием.
Конечно есть и проблемы... Неразумная политика, которая проводилась государством в 90-е годы, привела к большому возрастному разрыву между специалистами-ветеранами и молодежью. Теперь приходится наверстывать упущенное, и мы очень много работаем с новыми кадрами. У нас трудятся около 900 человек молодых специалистов. Приятно, что молодежь идет в геологоразведку, однако это накладывает серьезную ответственность: нужно учить, воспитывать из них профессионалов - ведь выпускник института не приходит к нам готовым специалистом. Мы с удовольствием выращиваем молодые кадры. Но кадровый голод во всей системе нефтесервиса приводит к тому, что нефтяные компании, создавая здесь свои сервисные центры, просто переманивают к себе наиболее подготовленных специалистов. А мы, по сути, оказываемся поставщиками кадров для нефтяных компаний. Особенно охотно они пользовались возможностью привлекать к себе готовых специалистов, когда были высокие цены на нефть, и было достаточно свободных денег.
А сейчас, в связи с так называемым кризисом, когда вся система геологоразведочных работ, и в первую очередь, бурения скважин, полностью остановлена, острой стала проблема трудоустройства буровиков. Такое положение дел может очень серьезно сказаться на ситуации с кадрами в будущем, когда начнется возрождение экономики. Некому будет бурить скважины… Да, боюсь, что и не на чем.

Самотлор-Экспресс: Вообще, уже давно говорят о том, что нефтесервис – это отдельный бизнес. Однако нефтяники не торопятся расставаться со своими нефтесервисными службами. Может ли мировой кризис расставить точки в этом деле и компании будут вынуждены отделять от себя сервисные службы? Что Вы по этому поводу думаете?

Анатолий Брехунцов: Я считаю, что нефтяные и газовые компании развивают свой нефтесервис не совсем цивилизованно. Сервисные работы - то, что связанно с обработкой сейсмики, геологической и проектной разработкой должны делать сервисные компании. Ну, а то, что кризис расставит в этом деле точки… Я думаю, что наоборот, те независимые сервисные компании, которые есть, будут постепенно умирать. Сначала более мелкие, а потом и крупные. Здесь нужно, чтобы изменилась позиция государства. Государство, на мой взгляд, недостаточно грамотно ведет себя особенно относительно геологоразведочных работ. Например, невыполнение лицензионных соглашений нефтяными и газовыми компаниями просто простили путем изменения условий лицензирования. В конечном итоге, практически, все компании за исключением, таких, как «Сургутнефтегаз», «Газпром», прекратили геологоразведочные работы и бурение скважин. Мне кажется, нужно было целенаправленно уменьшить таможенные пошлины на объем геологоразведочных работ, которые нефтяные компании обязались бы выполнять в 2009-2010 году. Речь, прежде всего, идет о бурении.
Это позволило бы, во-первых, сохранить темпы воспроизводства запасов, в целом для государства, а, во-вторых, помогло бы спасти сервисные структуры, которые занимаются бурением и другими работами. А это и машиностроение, и производство буровых станков, транспорт, ну и многое другое, связанное с обеспечением геологоразведочных работ. Считаю, что именно эти точечные антикризисные меры спасли бы многие цепочки сервисных предприятий. Мне просто непонятно почему такие меры не принимаются на российском уровне. А те огромные деньги, которые сегодня передаются в банки, не являются предметными и точечными.

Самотлор-Экспресс: Российские нефтяные компании не собираются особо сокращать нефтедобычу и закрывать скважины. ТНК-ВР, например, намерен всего на 1% сократить добычу за счет низкорентабельных скважин. Произойдет ли, по Вашему мнению, в целом, сокращение добычи нефти?

Анатолий Брехунцов: Независимо от того, был бы кризис или нет, все равно темпы добычи нефти в целом, начали бы падать. Это связанно, как я уже сказал, с тем, что нефтяные компании не уделяют достаточно внимания геологоразведочным работам. В этом году серьёзного снижения добычи может и не произойти. Оно произойдет через 2-3 года. Когда перестанут вводиться новые скважины. А то, что снижение объемов бурения по всем нефтекомпаниям произошло – это однозначно.
Ведь, обратите внимание, в советские времена каждые пять лет в стране проводились работы по переоценке запасов нефти и газа. В последний раз это делалось в 1993 году. А в 2002 году была сделана попытка переоценки ресурсов в первую очередь для Западной Сибири. И все! Тут не понятна позиция министерства и, в целом, правительства России. Как можно работать и не оценивать ситуацию, в которой находишься, понимая, что страна-то живет за счет нефти и газа? Ведь уже 7 лет прошло, а работа по новой переоценке запасов даже не начиналась. А только подготовка к ней занимает 2-3 года. Таким образом, даже если переоценка и будет, и к подготовке приступить сейчас, то она возможна не раньше, чем в 2012 году. Вот и пройдет 10 лет после последней переоценки запасов.

Самотлор-Экспресс: Анатолий Михайлович, Западную Сибирь всегда называли основным хранителем ресурсов и кладовой природного сырья. На ваш взгляд, какому региону в будущем будет принадлежать слава главного хранителя ресурсов нефти и газа?

Анатолий Брехунцов: Другого региона, кроме Западной Сибири, которая ещё длительный период будет являться главной нефтегазодобывающей территорией, в нашей стране просто нет.
Ресурсы газа в нашей стране оцениваются в 236 трлн. кубометров. Из них 130 трлн. кубометров находятся в пределах Западной Сибири. Извлечено около 14 трлн., то есть только десятая часть. В последнее время начинает формироваться мнение, что ресурсы Западной Сибири якобы иссякают. Это связанно, опять-таки, только с тем, что переоценка ресурсов в стране делается нерегулярно и реальная картина просто не доступна для аналитиков. Поэтому и выводы получаются однобокими.
Сегодня, например, разрабатывается очень серьезный проект по освоению полуострова Ямал и приямальского шельфа. Так вот, на этой территории сосредоточенно более 50 трлн кубометров газа. И сегодняшняя ресурсная оценка по добыче газа здесь - до 300 млрд. кубометров в год – это половина того, что на данный момент добывается в стране. Этих ресурсов Ямала и приямальского шельфа хватит на 50-70 лет добычи. Этот уникальный проект должен быть общегосударственным, общенациональным.